(84341)2-45-67
(84341)4-30-42
Вам перезвонить?
Адрес:РТ, Алекс. р-н, с..Билярск, ул. Арбузова 2

8:00 - 16:00 ежедневно

Написать сообщение
РаспечататьРаспечатать
Главная » Новости » О КАМНИ, ВЫ САМА ИСТОРИЯ.

О КАМНИ, ВЫ САМА ИСТОРИЯ.

Опубликовано: 23 июля
Писать можно на чем угодно: на бересте, тканях, коже, глине, бумаге, предметах из металла и дерева, керамических изделиях камнях и т. д. У многих древних народов существовал обычай устанавливать надмогильные монументы с надписями. Благодаря сохранившимся памятникам открываются новые письменности, культуры, узнаются древние языки. Однако не все загадки древности поддаются разгадке. В Волжской Булгарии с Х века получил распространение мусульманский обряд захоронения со своими нормами и правилами. И от золотоордынского периода истории этого раннефеодального государства дошли до нас эпитафии, написанные арабским письмом. Могилы предков олицетворяли для народа родную землю, родину и считались священными. Сохранившиеся эпиграфические памятники Волжской Булгарии охватывают конкретный исторический отрезок 13 – 14вв. Из сохранившихся на сегодняшний день, самый древний, датирован 1271 г. найден он, на развалинах Булгара.
Правда, в 1770году Н. П. Рычков, подробно описавший кладбище в Биляре, с множеством стоящих и лежащих на земле плит с надписями, сообщал, что в Биляре находится надмогильный камень 1173года. Он ссылался на сообщение одного муллы о дате древнего камня, сам он читать арабские тексты не мог. Пока эта дата остаётся простым сообщением, которого нельзя подтвердить и нельзя опровергнуть. В булгарских могильниках 9 – начала 13 веков (2 и 3 Билярский) выявлен выдержанный «ортодоксальный» мусульманский погребальный обряд. Здесь наблюдается значительная унификация деталей: строгое соблюдение кыблы, единообразие в положении тела с лёгким поворотом на правый бок, правая рука вытянута вдоль корпуса, а левая согнута на таз. Полностью отсутствует какой – либо реликтовый инвентарь, на могилах не заметно следов надгробий.
Распространение ислама и вместе с ним арабской письменности, приобщение к высокоразвитой в то время мусульманской культуре являются одним из факторов возникновения традиции установления надмогильных памятников с выдержками из корана.
Эпиграфические памятники со своеобразной орнаментацией, красивым, каллиграфическим письмом – не только последняя дань умершему человеку. Она в первую очередь, служила живым людям.
Мусульманское право ханифитского толка не рекомендует отмечать могилы камнями или другими знаками, кроме земляной насыпи, однако и ортодоксальный ислам допускает исключения, разрешая установку надгробий или камней.
Надмогильные памятники могли ставить только состоятельные люди – правящая верхушка, военная и торговая аристократия, служители культа. Эпитафии являлись самовыражением привилегированности знати, демонстрации своей знаменитости. Ведь недаром на некоторых булгарских эпитафиях перечисляются предки до девятого поколения с титулами и пышными эпитетами, и начиная с 20-х годов 16 столетия на обороте эпитафий вырезали имя человека, заказавшего эпитафию. Это делается, несмотря на то, что в эпитафиях по мусульманским канонам разрешается приводить только высказывания пророка, благочестивые изречения и имя погребённого.
Правящая верхушка имела свои кладбища, куда не допускалось погребение простого народа. Социальный смысл памятников особенно чётко отражается в характере оформления, величине памятника. Представители феодальной верхушки ставили огромные, весом более тонны, изящно оформленные плиты. Трудовое население было в состоянии ставить лишь деревянный кол или простой камень, помеченный родовым знаком.
В 1767году, проплывая по Волге в Астрахань, императрица всероссийская Екатерина 2 решила обозреть остатки города Булгара и написала в последствии об этом графу Панину, где упоминала, что несмотря на указание Петра 1 беречь булгарскую старину, во время царствования Елизаветы Петровны вместе с камнями от разрушенных зданий на строительство монастыря, погребов и церкви использовали и надмогильные плиты.
Однако смотрела Екатерина безучастным взором любопытствующей путешественницы, и её посещение никаких положительных последствий для сохранности булгарских памятников не имело.
Пётр Великий направляясь в Персидский поход 1722 г. осмотрели бывшую столицу некогда могучего государства в Восточной Европе, и приказал списать для своей кунсткамеры тексты пятидесяти надгробий. И уже из Астрахани писал казанскому губернатору А. П.Салтыкову:
« Господин губернатор!
В бытность нашу в Булгарах видели мы, что у старинного булгарского строения башни фундамент испортился, и оный надлежит подделать вновь. Того ради пошлите туда ныне человек двенадцать или пятнадцать каменщиков с их инструментами и несколько бочек извести, а камня там старого довольно много есть, также и места старые по времени велите чинить. Подлинный его Имп. Вел. Указ за приписанием собственные, его вел. Руки тако: Пётр. Из Астрахани во 2 день июня 1722г.»
50 текстов надгробий с Булгарского городища впервые были переписаны и переведены ахуном Кадыр – Мухаммедом Сюнчалеевым, слободским переводчиком Юсупом Ижбулатовым. Кадыр не был случайным человеком в Булгаре, а входил в состав охраны святынь города и постоянно проживал там. Очевидно, у мавзолеев Булгара по сложившейся традиции долгое время обитали разные представители духовенства и дервиши. Они считали себя своего рода «охранниками» могил предков и кормились за счёт приезжавших на поклонение людей из разных концов страны. Сегодня, благодаря ему наука располагает текстами пятидесяти эпиграфий 13 – 14 веков.
На всей территории бывшего государства волжских булгар число эпиграфических памятников превышает 400.
В языковом отношении все эпиграфические памятники можно разделить на три группы: написанные на арабском языке, тюркском р – языке, ( он не тождественен разговорному языку волжских булгар, то есть на этом языке народ уже не говорил –язык предков ) и тюркском з – языке ( литературный язык – общетюркский ).
Из всех известных эпитафий, несколько памятников имеют двуязычные тексты, однако они не переводы с одного языка на другой, а каждый имеет свою функцию. Арабский язык употреблялся, потому что он был языком религии, считаясь как бы священным. Своеобразный тюркский р – язык был языком предков з- язык письменно - литературный. Многие тексты, выполненные в технике глубокой резьбы изящным почерком сульс или куфи, сами по себе являются образцами высокого каллиграфического и поэтического искусства.
Изучение множества точно датированных надгробных памятников Среднего Поволжья, тесно связанных с развитием народной архитектуры, позволяет проследить историю возникновения и развития традиционных художественных образов, декора, стиля в изобразительном искусстве булгарского и татарского народов.
Булгарские надмогильные памятники представляют собой прямоугольную, тщательно обработанную известняковую плиту в форме плоского параллелепипеда, длина которого колеблется от 70-80 см до 350см при толщине 17,5 – 26 см и ширине 52 – 70 см.
Верхняя часть надгробия, как правило, прямоугольная или слегка скошенная, с углублёнными на 3-7 см плечиками и стрельчатой или килевидной аркой, где расположена кораническая формула, а иногда шести, восьми - лепестковая розетка. Редко встречаются памятники с остроконечным завершением.
У большинства памятников имеются боковые надписи, состоящие, как правило, из благочестивых изречений. Встречаются надписи и на обратной стороне плит. Надгробия устанавливались вертикально в изголовье погребенного лицевой стороной на восток и врывались в землю, для чего четвертая или пятая часть плиты оставалась необработанной.
Тексты эпитафий оформлялись рельефными или углубленными буквами, почерками куфи, сульс, и т. д..
Арка эпиграфических памятников олицетворяет михраб мечети. По религиозным понятиям, люди входят в мечеть для очищения своей души, и когда человек туда входит, у него ничего не должно остаться земного, он полностью во власти всевышнего. Поэтому, видимо, и площадь внутри арки – тимпан заполняется только фразами из корана. Человек, покидая земной мир, не умирает, а как бы переселяется в другой потусторонний мир и продолжает там своё существование. Здесь проявляется вера в загробную жизнь древних булгар. Характерным признаком эпитафий Булгарского округа является наличие заглавных коранических формул «Он живой, который не умирает» и «Суд аллаха всевышнего, великого». Всё вышесказанное говорит о существовании в Булгарах особой школы резьбы по камню или традиций по изготовлению надгробий. Наличие мастерской по изготовлению эпитафий в Булгаре подтверждают сохранившиеся заготовки и производственный брак. Камень для памятников, вероятно, добывали на правой стороне Волги, так как бесспорно то, что архитектурные здания Булгара построены из этого камня.
Вырезанный в карьере камень доставляли в мастерскую резчика. Здесь ему придавали форму плоского параллелепипеда, намечали и вырезали арку. Камень обрабатывали долотом и троянкой, следы которых обнаружены на многочисленных плитах. Подобные заготовки хранились в мастерских в большом количестве и резчик отмечал их тамгой. После завершения первичной обработки намечали площадь, предназначенную для письма, и нижнюю часть для установки памятника. Шлифовалась только та часть камня, которая предназначалась для надписи или орнамента. Затем острым предметом наносили линию строк, орнамент или буквы, промежутки между буквами выбирались. Существовали мастерские с цеховым разделением труда. Первичную обработку камня, выемку арки, шлифовку плиты и другие трудоёмкие процессы, не требующие специальных знаний и большого мастерства, выполняли подмастерья. Работа мастера начиналась с вычерчивания строк и букв, следы которых выслеживаются на многих памятниках. Резчики эпитафий занимались не только изготовлением памятников, но и принимали деятельное участие в строительстве, декорировке архитектурных памятников. И там и здесь наблюдается использование одинаковой меры длины – локтя и стрельчатой арки. Наличие надписи в архитектурных памятниках является косвенным свидетельством того, что высококачественная резьба по камню в архитектуре и надмогильных камнях – произведение одних и тех же мастерских. Это подтверждается обнаружением производственного брака. Наличие мастерских ни в коем случае не говорит о том, что все эпитафии изготавливались только в этих мастерских. Отдельные памятники делали люди, знающие грамоту и камнерезное дело, в домашней обстановке, подобно гончарам, которые изготовляли лепную керамику даже в 12 – 13 веках, когда в производство прочно вошёл ножной круг.
Мастера, получившие образование и навыки резьбы по камню в Булгаре, продолжали эти традиции и в других местах.
На Булгарском городище найдено около 150 эпиграфических памятников, а на всей территории бывшего государства волжских булгар число находок превышает 400.
Надмогильные камни - поражающие своей величавостью, и весьма скромные с несколькими процарапанными словами – являются ценными памятниками духовной и материальной культуры народов. И поэтому они требуют бережного отношения к себе, пристального внимания и уважения, ведь без прошлого, без памяти к отцам и дедам нет и настоящего. Даже самые простые камни с одним или двумя словами, служившие указателями могил, несут в себе разнообразную информацию, ценность которой можно ощутить лишь спустя многие годы, а может, и столетия.
Тогда эти камни, спавшие веками, знавшие весьма суровые годы и не покорившиеся разрушительной силе природы, донесут до потомков исторический опыт и культуру древних людей.
В конце 13в. - первой половине14в. широкое развитие получила булгаро – татарская эпиграфика, представляющая собою синтез архитектуры, резьбы по камню и каллиграфии. По надгробным камням можно узнать не только имена захороненных людей, но и о политических событиях, социально – классовой структуре общества, межэтнических контактах. Мастера – резчики были людьми высокообразованными, обладали поэтическим даром. Об этом можно судить по текстам эпитафий. В булгаро – татарском искусстве резьбы по камню существовало два стиля. Первый – пышный, величаво – изысканный, богатый эпитетами, исполненный рельефным почерком сульс ( выпуклая, извилистая арабская вязь ). Второй – скромный, с кратким и бедным по содержанию текстом, исполненный почерком куфи ( архаичные, геометризованные буквы, врезанные в глубь камня ).
Памятников 15века сохранилось мало, это связано с изменением социально-политической ситуации в крае. Резной орнамент надгробий второй половины 15 начала 16 веков более наряден и богат по сравнению с орнаментом булгарских надгробий 13-14 веков, но более сдержан по отношению к резным узорам надгробий середины 16 века. Продолжает применяться лишь з- язык. Надгробия первой половины 16 века, как резной орнамент в их украшении проделал значительную эволюцию, шагнув от несколько- аскетического и суховатого убранства булгарских камней к живописно-орнаментальным решениям, насыщенным цветочно-растительными узорами, потерявшими уже свою семантику и выступающими чисто декоративном значении. Приемы резной декорации надмогильных плит и орнаментальные детали, наблюдаемые в булгарских надгробиях, стали отправной точкой для дальнейших творческих поисков резчиков. На территории Татарии имеется ряд мусульманских кладбищ, где можно увидеть надмогильные памятники 14, 15, 16 веков, то есть наблюдается непрерывное функционирование кладбища. В старину на кладбищах хоронили только жителей своего села, а для приезжих и путников-мусульман в случае их кончины находили место вне ограды кладбища. При переселении на новое место жительства или основании села в местности, где имеется надмогильный камень, эта могила провозглашалась могилой «святого», и около неё, как правило, запрещалось совершать обряд захоронения.